Каталог статей
Меню сайта

Категории каталога
История
К столетию Усть-Ижорского фанерного комбината

Форма входа

Поиск по каталогу

Друзья сайта


Наш опрос
Оцените мой сайт

[ Результаты · Архив опросов ]

Всего ответов: 695

Вы вошли как Гость
Текущая дата: Пятница, 2018-01-19, 8:37 PM

Начало »  История » К столетию Усть-Ижорского фанерного комбината

1 - Фабрика инженера Хорвата

Фабрика инженера Хорвата.





«Имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство разрешить мне устройство деревообделочного завода близ села Усть-Ижоры» - так начиналось прошение на имя Санкт-петербургского губернатора, написанное инженером-технологом В.Л.Хорватом 26 мая 1909 года. С этого документа началась история предприятия, которому посвящена эта статья.

Завершив карьеру чиновника Министерства путей сообщения, статский советник Владимир Леонидович Хорват переселился в столицу и здесь, близ Петербурга решил открыть свое дело. Почему его выбор пал на производство фанеры, установить не удалось, но место для фабрики было выбрано со знанием дела: на берегу реки Малой Ижоры рядом со станцией Понтонная Северной железной дороги. Участок земли был взят в долгосрочную аренду у крестьян села Усть-Ижора. Они же, предполагалось, и должны были осваивать новую для себя профессию фанерщика. Уже 27 мая 1909 г. губернатор А.Д.Зиновьев писал министру торговли и промышленности, что «в виду ясности плана, я признал возможным, не назначая Комиссии для предварительного осмотра места под постройку упомянутого завода... разрешить учреждение такового». Затем, согласно тогдашней процедуре, последовало заключение строительного отделения Санкт-Петербургского губернского правления, утвердившее представленные документы.
Строительство шло весьма энергично, и уже в сентябре 1910 г. В.Л.Хорват просил губернское начальство назначить комиссию для осмотра построенной фабрики. Однако получить разрешение на открытие сразу не удалось: комиссия нашла фабрику построенной, но не до конца оборудованной. И только 8 декабря 1910 г новая комиссия признала «заведение... удовлетворяющим требованиям общественной безопасности и благоустройства». Фабрика была оборудована тремя котлами для распаривания древесины, тремя лущильными станками, четырьмя сушильными и двумя клеевыми прессами, круглыми и ленточными пилами, токарным, сверлильным и шлифовально-фанерным станками и другими необходимыми механизмами. Станки Владимир Леонидович приобрел иностранные, проект энергоснабжения фабрики разработали специалисты машиностроительного завода. В жилом доме для служащих владелец разместил приемный покой для рабочих, где постоянно работал фельдшер.
Фанерное производство в России начала XX века переживало невиданный расцвет. Первые листы отечественной фанеры-переклейки были получены в 1874 г. в Риге, но и перед революцией 1917 г. эта продукция в справочниках значилась под рубрикой: «дерево иностранное». К началу Первой мировой войны в стране работало 46 фанерных заводов, расположенных, в основном, в западных и юго-западных губерниях. Разные сорта фанеры применялись в столярном и строительном деле, производстве мебели и экипажей, особенно широко - как упаковочный материал.
В 1911 г. В.Л.Хорват открыл небольшую (всего двое рабочих) мастерскую «для сбивки ящиков» в Рождественской части Петербурга, на улице Тверской. Через год вместе с братом генерал-лейтенантом Д.Л.Хорва-том он купил два лесных участка со строениями в Новоладожском уезде Санкт-Петербургской губернии площадью 10985,5 десятины. В декабре 1915 г Владимир Леонидович выкупил у брата за 320 тысяч рублей его долю, став единоличным собственником земли. Каких-либо данных о том, какВ.Л.Хорват предполагал использовать этот лес, найти не удалось. На рассвете 7 августа 1913 г. на фабрике Хорвата случился пожар, полностью уничтоживший производство. 2 января 1914г. Владимир Леонидович подает прошение в строительное отделение губернского правления, ходатайствуя об утверждении генерального плана отстраиваемой после пожара фабрики. Уже 3 мая комиссия в присутствии владельца осмотрела новое каменное одноэтажное здание с оборудованием и механизмами. Недостатков выявили немало, но после их устранения фабрика вновь заработала. Теперь это было каменное одноэтажное здание, расположенное на участке, площадь которого увеличилась до 5,2 гектар. Работало до 75 человек, выпуская клееную фанеру. Список оборудования пополнился еще одним лущильным станком. Для проживания рабочих Владимир Леонидович построил три деревянных дома. Средняя производительность фабрики Хорвата в то время - 80 куб. м фанеры в год. Это меньше выработки одной смены Усть-Ижорского фанерного комбината в наши дни. Пользуясь своими обширными связями в Министерстве путей сообщения, Хорват получал государственные заказы. Вместе с известным предпринимателем, главой акционерного общества Русских кабельных и металлопрокатных заводов Михаилом Михайловичем Подобедовым Хорват наладил в Усть-Ижоре производство вулканизационной фанеры, которая также успешно продавалась потребителям. В годы Первой мировой войны большая часть фанерных заводов России оказалась в зоне военных действий и прекратила производство. К 1317 г. осталось работать только 11 заводов, резко упали экспортные поставки. Однако фанера требовалась военному ведомству для устройства передвижных бараков, бань и в качестве кровельного материала. В марте 1915 г. в Петрограде под председательством В.Л .Хорвата прошел съезд владельцев фанерных предприятий, на котором обсуждались вопросы таможенных пошлин, железнодорожных тарифов, расширения сбыта фанеры внутри и вне России. Производители смотрели в будущее: планировали просить правительство при составлении нового торгового договора (после заключения мира) освободить от пошлины русскую фанеру, поставляемую в Германию и Австрию; установить пошлину на вывоз русского сырья: ольхи, березы, осины; ввести пошлину на фанеру, ввозимую из Финляндии. Участники съезда констатировали кризис перепроизводства, связанный с резким падением экспортных поставок. На предприятиях мертвым капиталом лежали запасы готовой продукции, и съезд посчитал необходимым ходатайствовать о финансовой поддержке со стороны правительства под обеспечение наличным сырьем и готовым товаром. Для роста сбыта было решено организовать «институт коммивояжеров», а для расширения областей применения фанеры - специальную комиссию, при которой планировали открыть лабораторию и библиотеку. Комиссии поручалось учредить премии за изобретения в области применения фанеры, устраивать специализированные выставки и организовывать командировки «для целей исследования и ознакомления с технической и коммерческой сторонами фанерного дела в других странах». Русские фанерозаводчики договорились после войны выступать на иностранных рынках самостоятельно, открыв в Париже и Лондоне общие конторы и склады готовой продукции и развернув собственную сеть агентов. Активная наступательная позиция производителей фанеры уже летом 1915г. привела к снижению тарифов на вывоз березовой фанеры из европейской части России на Дальний Восток и способствовала тому, что Министерство торговли и промышленности увеличило ссуды, выдаваемые как под готовый продукт, так и под фанерное сырье. Владимир Леонидович Хорват не стоял в стороне от общих проблем отрасли: в 1915г. он был избран членом бюро при Совете съездов лесной промышленности и торговли; в 1917 г. принимал участие в работе лесотехнической комиссии при том же Совете съездов.
В 1917 г. фабрика Хорвата вновь горела и вновь отстраивалась, а поэтому полноценно работала только два месяца. На 1 января 1918г. на ней числилось всего 15 рабочих и 5 служащих. Весной 1918г. из-за отсутствия заказов закрылось множество лесопильных и деревообделочных заводов. Бухгалтер Л.И.Иванов, исполнявший обязанности управляющего Усть-Ижорской фабрикой, 7 февраля 1918 г., по распоряжению В.Л.Хорвата, находящегося тогда уже за пределами Петрограда, закрыл предприятие, выдав персоналу двухмесячное жалование. Очевидно, тогда же В.Л.Хорват решил продать производство, так как уже 17 апреля 1918 г. на заседании Правления АО «Северных фанерных и деревообделочных заводов «Русская фанера» слушали вопрос «о оступившем к Обществу предложении приобрести от нынешних владельцев фанерный завод Хорвата со всеми запасами сырья» и постановили купить завод «за общую сумму не свыше одного миллиона рублей». Такая формулировка позволяет предположить, что В.Л.Хорват сначала продал фабрику кому-то другому, а уже новые владельцы перепродали ее обществу «Русская фанера». Однако документальных свидетельств сделки найти не удалось.
5июня 1918г. Совет народного хозяйства Северного района наложил на предприятие секвестр. 8 июля было назначено Правительственное правление, перед которым была поставлена задача запустить производство, неработающее уже почти пол года. И в истории фанерной фабрики в Усть-Ижоре, и в судьбе всей национализированной российской промышленности началась новая, советская глава.
Подготовила Лариса БУРИМ.

Газета "Окно" 03.11.10

Категория: К столетию Усть-Ижорского фанерного комбината | Добавил: pontonniy (2010-11-04)
Просмотров: 1366

Всего комментариев: 0
avatar
Сайт управляется системой uCoz